В Якутске обсудили насущные проблемы косторезов

17 октября в рамках VII фестиваля косторезного искусства народов России прошла научно-практическая конференция, где приняли резолюцию, которая раскрывает одну из главных проблем, существующих в этом виде народных промыслов.

«Многие наши известные мастера имеют незначительный доступ к мамонтовому бивню. Это неправильно. В последние годы добыча мамонтовой кости превращена в выгодный бизнес и он имеет теневые стороны. Эти вопросы до конца не отрегулированы в федеральном законодательстве. В Госдуме уже находится проект внесения изменений в закон о недрах. И этот законопроект должен регулировать эти вопросы таким образом, чтобы добыча мамонтовой кости была выведена на легальный уровень и продажи были открытыми, а также чтобы Якутия принимала непосредственное участие в добыче», — сказал в своем выступлении первый заместитель председателя Ил Тумэн Александр Жирков.

Он назвал примерные сроки реализации этой инициативы: конец нынешнего – начало следующего года.

А министр промышленности и геологии Якутии Максим Терещенко в своем докладе рассказал о том, что в его министерстве уже готов ряд интересных предложений по этому вопросу в рамках концепции, предложенной главой Якутии Айсеном Николаевым. Они заключаются в том, что «необходимо создать прозрачную, ясную схему оборота мамонтовой кости от момента добычи до момента реализации». И одна из важных целей концепций состоит в том, чтобы «из республики уходило не сырье, а продукты переработки, полуфабрикаты и изделия».

Выступление министра вызвало, пожалуй, больше всего эмоций, встречных вопросов и предложений. В итоге он пригласил всех тех, кому нужны более детальные объяснения, к себе на прием. Чем и воспользовались приглашенные – целая группа косторезов должна в фестивальные дни посетить министра. Стоит сказать, что приход министра промышленности для этой конференции – явление новое.

Это при том, что многие из участников-гостей фестиваля, приехавших в Якутск не впервые, сетуют на то, что каждый год повторяется одно и тоже – обсуждение с принятием резолюции, которая потом никоим образом не реализуется на практике. Но теперь, кажется, что изменения все-таки наступят.

Кстати, член конкурсного жюри фестиваля Александр Греков вспомнил, о том, что буквально на днях президент Владимир Путин в ходе своего визита в Саудовскую Аравию подарил тамошнему наследному принцу как раз изделие из мамонтовой кости. То есть в этом есть некая символичность. Жаль, что имя мастера никто не вспомнил, как и то, откуда взяли материал на создание презента.

Сейчас ситуация такая, что сырье не совсем доступно и регулярности с его поставками тоже нет. Один из участников рассказывает, что их производство было бы на хорошем уровне при цене за мамонтовую кость в районе шести тысяч рублей (и это не первого сорта). А сейчас он покупает это сырье по 15-20 тысяч рублей. Причем в отсутствие прозрачной ценовой политики (по примеру биржевых цен), то, сколько продавец возьмет за мамонтовую кость, зависит от его конкретного желания.

Или взять образование – то есть подготовку мастеров косторезов. Это очень важный момент. Директор Якутского художественного училища Кирилл Гаврильев говорит о том, что студенты (а их среди косторезов в его училище 15) видят кость и работают с ней, только когда идут на практику в частные мастерские. А на закупку материалов для нужд училища отдельных средств не предусмотрено. Чтобы подготовка была на уровне, на эти 15 человек в год нужны десятки килограмм кости (хотя, с другой стороны, студентам-ювелирам вряд ли доверяют дают алмазы и золото).

Есть у Гаврильева и хороший вариант с конфискатом. То есть то, что было изъято, как незаконно добытое, можно было отдавать учебным заведениям. Эту идею поддерживают руководитель проекта фестиваля Яна Игнатьева, а также руководитель Отдела изучения мамонтовой фауны Академии наук Якутии Альберт Протопопов. Последний, кстати, сделал довольно интересный экскурс в научную составляющую добычи мамонтовой фауны, подчеркнув, в свою очередь, что от нынешней ситуации страдают и наука, и мастера.

Конечно, цена в шесть тысяч так же, как и большие закупки для студенческих нужд – это какие-то нереальные величины. Тем не менее, регулирование в этой сфере приведет к позитивным изменениям. Кажется, это понятно всем. Во всяком случае, когда все будет легально и прозрачно, то все заинтересованные лица будут иметь открытый доступ к мамонтовой фауне. Так или иначе, вопрос стоит остро, но, кажется, его решение приближается. А может, и правда подарок Путина наследному принцу в этой связи кажется очень актуальным и правда знаковым.

Помимо вопросов мамонтовой фауны, со стороны участников фестиваля были сделаны следующие предложения и рекомендации. Например, для Министерства культуры РФ – разработать концепцию «Галереи косторезного искусства России», а для Госсобрания Ил Тумэн – внести дополнения и изменения в закон «О государственной поддержке народных художественных промыслов в Якутии».

Среди других актуальных вопросов стоит создание единого фонда по обеспечению сырьем в сфере НХП, а также проведение ежегодных международных ярмарок по косторезному искусству. Были и другие вопросы, не связанные с сырьем. Но все они, пусть и косвенно, его касались. Не будет сырья или его будет мало – не будет и должного развития. Живопись в обычном понимании невозможна без красок, а для костореза краски – это как раз и есть мамонтовая кость.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *